Мировой рынок масличных культур

20.12.2022
Cемена
1103
pxhere.com
Фото:pxhere.com

В прошлом месяце мы анализировали тенденции развития и среднесрочные прогнозы мирового рынка зерновых на ближайшие 10 лет, подготовленный ведущими экспертами отрасли в рамках совместного проекта ОЭСР и ФАО.

В этой статье рассмотрим тенденции на рынке масличных культур и продуктов их переработки. В данном материале понятие «белковые продукты» будет включать в себя жмых, шрот и муку из масличных культур, причем около 3/4 в этом сегменте занимает соя. Категория «растительные масла» ‒ масло, полученное из масличных культур (около 55% мирового производства растительного масла), а также пальмовое масло (36%), пальмоядровое, кокосовое и хлопковое.

Оживление на рынках масличных культур способствует росту цен

Конъюнктура мирового рынка семян масличных культур и продуктов из них привела к быстрому росту цен в 2021 году, которые стимулировали высокий спрос, особенно на сою из Китая, и ограниченный рост предложения, особенно пальмового масла и канадского рапса.

В первой половине 2021 года пандемия COVID-19 привела ко временному замедлению спроса и кратковременному нарушению цепочек поставок, что спровоцировало снижение цен на семена масличных культур и продукты из них. Но в дальнейшем цены снова стали расти и в 2022 году достигли новых рекордов, особенно на растительные масла, в связи с высоким спросом и небольшим снижением производства, особенно рапса и сои. Так, в Южной Америке посевы сои пострадали в результате неблагоприятных погодных условий. В Малайзии нехватка рабочей силы, усугубляемая мерами по ограничению передвижения людей для сдерживания распространения COVID-19, повлияла на урожай пальмового масла, сократив общий объем производства и экспорта. В Индонезии новая политика по усилению внутреннего рынка привела к сокращению экспорта пальмового масла в Индию, Китай и Европейский Союз. В Канаде сократилось производство рапса.

Производство масличных культур

Прогнозируется, что валовые сборы сои будут увеличиваться на 1% в год (в последнее десятилетие +2,9%) и к 2031 году достигнут 411 млн т, что более чем вдвое превышает совокупный объем производства других масличных культур (188 млн т). Рост производства других масличных культур (рапса, подсолнечника и арахиса) также ожидается невысоким ‒ по 1,2% в год (2,3% в 2012-2021 гг.). Рост валовых сборов масличных культур будет достигаться на ¾ благодаря повышению урожайности, а не за счет расширения посевных площадей. При этом соя имеет преимущество, так как в некоторых странах, особенно в Латинской Америке, собирают по два урожая в год (как и кукурузу в Бразилии и пшеницу в Аргентине).

Скорее всего, 80% мирового производства сои будут обеспечивать только 2 страны: США и Бразилия, которая станет через 10 лет крупнейшим производителем соевых бобов в мире (147 млн тонн).

Прогнозируется, что производство сои сильно вырастет в других странах Латинской Америки, при этом Аргентина и Парагвай будут получать по 53 и 11 млн тонн соответственно к 2031 году (рис. 1). В Китае также могут наращивать валовые сборы сои в связи с сокращением государственной поддержки выращивания зерновых. Ожидается увеличение производства сои в Индии, России и Канаде.

Динамика возделывания других масличных культур, вероятно, замедлится по сравнению с предыдущим десятилетием (1,2% в год). Эксперты это связывают со стагнацией спроса на рапсовое масло в качестве сырья для биотоплива в Европе и усилением конкуренции зерновых за ограниченные пахотные земли в развитых странах.

В отличие от сои, возделывание рапса и подсолнечника гораздо менее концентрировано. Хотя и здесь выделяются лидеры. Так, Китай ‒ крупный производитель семян рапса и арахиса, в Европейском Союзе в основном выращивают рапс и подсолнечник. Канада ‒ еще один крупнейший производитель и экспортер рапса. В этих регионах, а также в Украине ежегодно производится от 20 до 32 млн тонн данных масличных культур. При этом военная обстановка в Украине вызвала несколько сбоев в производстве, переработке и торговле семенами подсолнечника.

Рис. 1. Производство масличных культур по регионам
Рис. 2. Производство белковых продуктов (жмых, шрот, мука) и растительных масел

Тенденции и перспективы мирового рынка растительных масел

Мировое производство растительного масла зависит как от переработки семян масличных культур, так и от производства многолетних тропических масличных растений (особенно масличных пальм).

За последнее десятилетие мировое производство пальмового масла превысило другие растительные масла. Однако ожидается, что рост его производства замедлится из-за повышенного внимания к проблемам устойчивого развития и старения плантаций масличных пальм в Индонезии и Малайзии (на эти две страны приходится более 1/3 мирового производства растительного масла и более 80% ‒ пальмового масла и 60% его экспорта). Все будет зависеть от динамики повторных посадок масличной пальмы в Индонезии и Малайзии и повышения ее урожайности, так как в рамках более жесткой экологической политики возможности расширения площадей масличных пальм будут крайне ограниченными.

В то же время в других странах производство пальмового масла будет расти быстрее, в основном для внутреннего и регионального рынков. Например, к 2031 г. в Таиланде может производиться 3,8 млн т, в Колумбии ‒ 2,1 млн т, а в Нигерии ‒ 1,8 млн т пальмового масла. Пальмоядровое масло производится вместе с пальмовым маслом и соответствует тенденции его производства.

Кокосовое масло в основном производится на Филиппинах, в Индонезии и на островах Океании. Хлопковое масло является побочным продуктом переработки хлопка. Его мировое производство сосредоточено в основном в Индии, США, Пакистане и Китае.

В целом, производство растительного масла, по прогнозам, будет расти во всем мире на 1,1% в год, в основном за счет спроса на продукты питания в развивающихся странах в результате роста населения и доходов.

Спрос на пищевое растительное масло замедляется

Растительное масло используется в основном в пищевых целях (65%) и в качестве сырья для производства биодизеля (15%). Кроме того, растительные масла также находят применение в косметике, лако-красочной промышленности и все чаще для кормления животных, особенно в аквакультуре.

Ожидается, что по мере роста урбанизации в развивающихся странах пищевые привычки и традиционные рационы питания будут смещаться в сторону обработанных пищевых продуктов с высоким содержанием растительного масла. А потому потребление растительных масел на пищевые цели будет расти и дальше ‒ на 0,5% в год и к 2031 году достигнет 249 млн тонн. Хотя это ниже 2012-2021 годов (+1,7% в год), когда был насыщенный спрос на продукты питания в развитых странах и странах с формирующимся рынком.

Прогнозируется, что в наименее развитых странах (НРС) доступность растительного масла на душу населения будет увеличиваться на 0,8% в год и к 2031 году может достичь 9 кг. В то же время в Китае (30 кг на душу населения) и Бразилии (27 кг на душу населения) потребление растительного масла в пищу должно достичь уровня, сравнимого с развитыми странами, где прогнозируется выравнивание в пределах 28 кг при росте 0,6% в год (рис. 3).

Рис. 3. Доступность растительного масла на душу населения в отдельных странах
Примечание. НРС ‒ «наименее развитые страны», официальный термин ООН. В список НРС включены Афганистан, Камбоджа, Гвинея, Лаос и еще около 40 стран с очень низким уровнем жизни, слабой экономикой, где люди и ресурсы подвержены воздействию стихий.

Согласно прогнозам, Индия, второй по величине потребитель и импортер растительного масла в мире, сохранит высокие темпы закупок (+1,8% в год) из-за растущего внутреннего спроса (+1,1%, к 2031 году до 12 кг на душу населения) и ограниченных возможностей увеличения производства.

Использование растительного масла на биотопливо останется стабильным и зависимым от политики стран

Эксперты ожидают, что потребление растительного масла в качестве сырья для биотоплива останется стабильным в течение следующих 10 лет (рис. 4). Будущее этого направления зависит от политики и динамики цен на растительное масло и сырую нефть.

В целом ожидается, что национальные целевые показатели обязательного потребления биодизеля будут повышаться слабее, чем в предыдущие годы. Кроме того, благодаря специальной политике в разных странах, особенно в Европейском союзе и США, ведутся активные разработки технологий использования отработанных масел, жира и другого сырья для производства биотоплива.

В то же время этот сегмент, скорее всего, продолжит расширяться в США и развивающихся странах, таких как Индонезия и Бразилия. Например, в Индонезии на государственном уровне стимулируется рост использования растительного масла для производства биодизеля ‒ до 8,9 млн тонн к 2031 году.

Рис. 4. Доля растительного масла, используемого для производства биодизеля

Тенденции и перспективы мирового рынка белковых продуктов

Белковые продукты (жмых, шрот, мука) используются исключительно в качестве корма, и их производство и потребление напрямую зависит от развития и интенсификации мирового животноводства. Согласно прогнозам, мировое производство белковых продуктов будет увеличиваться на 1,1% в год и к 2031 году может достичь 410 млн тонн.

В структуре культур 2/3 занимает соя, производство которой сосредоточено в небольшой группе стран. При этом повышение эффективности кормления приводит к снижению количества кормового белка на одно животное.

Связь между животноводством и потреблением белковых продуктов обусловлена уровнем экономического развития страны (рис. 5). Страны с низким уровнем развития больше ориентированы на животноводство частных подворий и меньше зависят от промышленного производства комбикормов. Тогда как развитые страны с интенсивным животноводством сильно нуждаются в белковых продуктах. При этом с усилением урбанизации и повышением уровня жизни в развивающихся странах растет и спрос на комбикорма, который превышает их производство.

Глобально динамику на рынке белковых продуктов определяет Китай, на который приходится более 24% мирового спроса. Ожидается, что в ближайшие 10 лет Китай будет меньше заинтересован в импортных белковых комбикормах (+1,2% в год), чем в предыдущее десятилетие (+5,2%), из-за снижения темпов животноводства, развитого собственного производства комбикормов, повышения эффективности кормов в сочетании с усилиями по снижению доли белковых продуктов в рационах.

В США и Евросоюзе повышается эффективность использования кормов, а потому спрос на белковые продукты будет стабильным, но без существенного роста. Кроме того, в ЕС, который является вторым мировым потребителем белковых продуктов, их потребление может снизиться по следующим причинам:

  • замедление темпов развития животноводства,
  • все более широкое использование других источников белка,
  • снижение заинтересованности в ГМ-сое как реакция на запросы потребителей приобретать животноводческую продукцию, произведенную без использования кормов из ГМ-культур.

Напротив, в Юго-Восточной Азии рост животноводства, по прогнозам, повысит импорт масличных шротов и жмыхов.

Рис. 5. Среднегодовой рост потребления белковых продуктов и продукции животноводства (2022-2031 гг.)

В тренде ‒ переработка маслосемян

Во всем мире около 90% урожая сои и других масличных культур перерабатывается на шрот (жмых) и масло. Спрос на переработанные белковые продукты будет расти быстрее, чем спрос на непосредственное потребление арахиса,  семян подсолнечника и сои в пищу (в том числе в качестве растительной альтернативы мясу и молочным продуктам), а также на кормление целыми соевыми бобами.

Локализация переработки зависит от многих факторов, включая транспортные расходы, торговую политику (например, разные тарифы на семена масличных культур и продукты), разрешение на ГМ-культуры, затраты на переработку (например, рабочую силу и энергию) и инфраструктуру (перерабатывающие предприятия, порты и дороги).

В Китае и Европейском союзе жмыхи и шроты производят в основном из импортных масличных культур, в первую очередь соевых бобов из Бразилии и США. В других важных странах-производителях – Аргентине, Бразилии, Индии и США – перерабатывают сырье собственного производства.

Рис. 6. Переработка масличных культур по странам или регионам

Торговля

Более 42% выращенной в мире сои продается на международном рынке, что превосходит другие сельскохозяйственные культуры. Расширение мировой торговли соей напрямую связано с прогнозируемым замедлением роста переработки сои в Китае и импорта, который, по прогнозам, будет расти на 0,9% в год до примерно 112 млн тонн к 2031 г. (5,9% ‒ в 2012-2021 гг.).

Главными экспортерами соевых бобов являются Бразилия и США. В то время как Соединенные Штаты исторически были крупнейшим мировым экспортером сои, Бразилия из года в года наращивала свои экспортные возможности и, по прогнозам, в ближайшие 10 лет на нее будет приходится 50% всего мирового экспорта сои.

Что касается других масличных культур, то их участие в международной торговле намного ниже ‒ около 14% от мирового сбора, поскольку два крупнейших производителя, Китай и Европейский Союз, являются нетто-импортерами. Основными экспортерами являются Канада, Австралия и Украина, которые, согласно прогнозам, к 2031 г. могут обеспечивать более 67% мирового экспорта. В Канаде и Австралии экспортируется более половины урожая других масличных культур (в основном рапса) (рис. 7). Дополнительная продукция перерабатывается внутри страны и экспортируется в виде растительного масла или белковых продуктов (шрота, жмыха).

Рис. 7. Доля экспорта в общем объеме производства семян масличных культур и продуктов из них для трех ведущих стран-экспортеров

В экспорте растительного масла (что составляет 40% мирового производства) доминируют несколько игроков. Ожидается, что на Индонезию и Малайзию по-прежнему будет приходиться 60% всего экспорта растительного масла (рис. 8). Индия, скорее всего, продолжит уверенный рост импорта на уровне 1,8% в год, достигнув 16 млн тонн к 2031 году, что составит 17% мирового импорта растительного масла.

Рис. 8. Экспорт масличных культур и масложировой продукции по регионам

Прогнозируемый рост мировой торговли белковыми продуктами составляет 1,0% в год (+1,4% в год за последнее десятилетие). Ожидается, что Аргентина останется крупнейшим экспортером белкового шрота, а крупнейшим импортером ‒ Европейский союз. Прогнозируется, что почти весь 10-миллионный прирост мирового импорта белковых продуктов придется на Азию, в частности на Вьетнам с его растущим животноводством.

Риски и неопределенности

Цены на сырую нефть и политика в отношении биотоплива в США, Европейском союзе и Индонезии остаются основными источниками неопределенности в секторе растительных масел. В Европейском союзе политические реформы и появление биотопливных технологий второго поколения, скорее всего, приведут к отказу или существенному сокращению использования в качестве сырья сельскохозяйственных культур.

Темпы восстановления свиноводства в Китае после вспышек АЧС в сочетании с реструктуризацией отрасли окажут большое влияние на спрос на корма, особенно на соевые шрот и жмых. Белковые шроты частично конкурируют с другими компонентами при производстве комбикормов и, таким образом, реагируют на изменение цен на зерновые. Любая корректировка кормовых смесей повлияет на использование белковых продуктов.

Обеспокоенность европейских потребителей связана с высокой долей возделывания ГМ-сои, что побуждает животноводов искать альтернативные сое источники белка, что может снизить спрос на соевые продукты в ЕС, поскольку в 2019-2021 годах на Европейский союз приходилось 13% мирового спроса. Повышенные экологические опасения вызывает вырубка лесов для увеличения площадей возделывания сои в Бразилии и Аргентине. Это побудило аграриев использовать уже расчищенные земли для дальнейшего расширения площадей, чтобы избежать дальнейшего обезлесения.

Военная ситуация в Украине создает большую неопределенность на рынке масличных культур, поскольку Россия и Украина являются крупнейшими производителями семян подсолнечника (каждая из которых обеспечивает более четверти мирового производства) и экспортерами продуктов из подсолнечника. Украина также является важным региональным экспортером рапса и сои.

Таким образом, любой дефицит производства сокращает доступность масличных культур и продуктов на мировом рынке, но, что более важно, может привести к дефициту растительного масла и белковых продуктов для кормов в Украине.

Долгосрочные последствия пандемии COVID-19 могут быть значительными и будут зависеть от скорости восстановления экономики, поскольку потребление растительного масла, как правило, сильно растет вместе с экономическим ростом, в то время как белковые продукты тесно связаны с тенденциями в животноводстве, развитие которого определяется уровнем доходов людей.

Подготовила Анна Кислекова по материалам «OECD-FAO Agricultural Outlook 2022-2031»

Журнал «Наше сельское хозяйство», №21, 2022 год.

Мировой рынок зерновых: тенденции и прогнозы

Узнавайте первыми актуальные агрономические новости России и мира на наших страницах

Больше

Всё
© 2019 - 2023, ООО «ГлавАграр»
Правила использования GlavAgrar
Разработка сайтаFast&Curious
fncdev